• Владимир Исакович Мороз попал на войну в 1944 году. Чтобы оказаться на фронте он 17-летним мальчишкой добровольно пришел в военкомат и приписал себе год. За время войны юного Володю восемь раз пытались угнать на работу в Германию, но юноше всегда удавалось сбежать.

    - Владимир Исакович, что происходило в вашей жизни в период оккупации?

    - Меня восемь раз брали в Германию – восемь раз. Но я бежал. Юркий парень был в свои 15-16 лет. Последний раз я бежал в июле 1943 года со станции «Кожанка» далеко за Киевом. Два немца сидели в вагоне - охранники.  Один взремнул, а другой чем-то занят был. Я понял, надо воспользоваться моментом и через открытый люк выскочил из вагона. Пробежал по полям и попал в поселок Тараща напротив Белой церкви, а там облава. Такой переполох, машины, немцы кого-то ищут, видимо беглецов. А я спрятался среди мешков картошки и лежал. А потом, когда все закончилось и утихло, даже не знал, куда идти. Постучал в одно окно, в другое – никто не открывает, боятся люди. Но один старик, приоткрыв дверь, показал рукой дорогу. В тот раз я шел 400 километров по тылам. По ночам шел, а днем женщины, которые проходили мимо на поле, подкармливали меня, хлеб давали. Через несколько дней дома был. В то время уже через каждые 10 километров стоял эшелон немцев – Курско-Орловская дуга.

    - Скажите, а был какой-то бой, который запомнился вам больше всего?

    - Был такой бой пока мы стояли в обороне в Карпатах. Наступали мы где-то недели две. И за взятие высоты я был приставлен к ордену Славы III степени, как пулеметчик. Пулеметчиков в начале боя было четверо, а осталось двое.

    - Тяжело было воевать пулеметчиком?

    - Не просто. Во-первых, надо было взять по тяжелой коробке патронов, чтобы на нее поставить тело пулемета и стрелять. Во-вторых, лента для патронов была сделана из материи, так что надо было не только метко пули пускать, но и следить, чтобы лента ровно шла. Любой перекос патронов – и обрыв гильзы, стрельбы нет. А когда идет атака и пулемет стоит просто так, не стреляет, то тебя свои же и пристрелят. Надо было, чтобы пулемет всегда хорошо работал. В том бою на Карпатах было тяжело еще и потому, что вес самого пулемета – 29 килограмм, мой же собственный был где-то 50.  А оружие надо было носить на себе, даже когда переходы были суточные. Пока идешь, привала боишься, думаешь, если сядешь, то ты уже не встанешь.

    - Чему вас научила война?

    - На войне я понял, что, чтобы воспитать людей, нужно время. И второе – важно, чтобы было с кого брать пример, достойные командиры, мудрые наставники, верные товарищи.

    - Какое напутствие вы хотели бы дать потомкам?

    - Главная просьба, чтобы не было войны. Люди и сейчас этим живут, и тогда этим жили. Конечно, надо любить свою страну, быть преданным ей. Сейчас к армии по-другому относятся, не как тогда. А раньше любовь была к армии. Нас в деревнях принимали, как своих детей: и вещи несли солдатам, и угощение. Моя мать, когда войска проходили мимо нашей деревни, могла картошки наварить, кусок хлеба дать, не спрашивая ничего. Они водой запили и ложатся спать. А на утро этих людей уже нет, они ушли дальше. Поэтому очень важно, чтобы новое поколение любило свою Родину, готовы были отстоять будущее, как отстаивали его мы. Война  - это беда для страны.  Но если беда придет в дом - его нужно кому-то защищать.


    Текст: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1