• На ул. Академика Лебедева стоит небольшой двухэтажный дом за номером 10-г. Сейчас в нем располагается отель. Его постояльцы могут обратить внимание на мемориальную доску, которая напомнит, что в этом доме жил выдающийся химик Сергей Васильевич Лебедев (1874–1934), который изобрел способ промышленного производства синтетического каучука, методы получения резины и резинотехнических изделий, способы получения из нефтяных фракций загустителей смазочных масел для авиационных двигателей. Но, к сожалению, на доме нет памятного знака, который рассказал бы о том, что в нем на протяжении 30 лет жила и его не менее знаменитая жена  Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1871-1955) — выдающийся художник-гравер, акварелист.

    Анна Петровна Остроумова родилась в Петербурге. Серьезно заниматься рисованием начала с 14 лет. Когда стало возможным обучение женщин в Академии художеств, поступила туда. Училась у И. Е. Репина, В. В. Матэ и П. П. Чистякова. Продолжила образование в Париже. Свое место в истории искусства художница определила сама: «Гравюра в России с конца 19-го века пошла по новому пути и из ремесленной сделалась оригинальной, самодовлеющей гравюрой. Начало этому положила Я». Велика заслуга художницы в возрождении цветной ксилографии — деревянной печатной гравюры. А. П. Остроумова была членом объединений «Мир искусства» и «Четыре искусства».

    В 1905 году она вышла замуж за С. В. Лебедева. После свадьбы к своей фамилии она добавила вторую — Лебедева. В дальнейшем преподавала в Институте фотографии и фототехники и в Академии художеств.

    На Выборгской стороне супруги Лебедевы проживали с 1917 года. В доме на Нижегородской ул., д. 10 (теперь ул. Академика Лебедева), принадлежавшем Военно-медицинской академии, они поселились в 1924-м, занимали трехкомнатную квартиру на 2-м этаже, в которой бывали родственники, ученые, художники. Анна Петровна писала в своих воспоминаниях: «Когда я и Сергей Васильевич чувствовали, что дорабатывались до полной усталости, мы садились на трамвай, чаще всего поздно вечером, и ехали в сторону Лесного, до Озерков и Шувалова. Походив там немного, подышав свежим воздухом, мы возвращались домой освеженные, как бы сбросив с плеч дневную тяжесть». Мастер гравюры отражала жизнь Выборгской стороны в эти годы в таких работах, как «Ленинград. Рабочие дома Выборгского района» и «Ленинград. Вид с Сампсониевского моста на фабрики Выборгской стороны».

    Когда началась Великая Отечественная война, Анна Петровна оставалась в Ленинграде. В 1941 году художнице исполнилось 70 лет. На протяжении блокадных дней Анна Петровна вела дневник. Она  свидетель страшных бомбежек Выборгской стороны. Бомбы падали на клиники Военно-медицинской академии, где располагались госпитали, на соседние дома, заводы, улицы. Запись в дневнике 26 июля 1943 года: «Бьют по одному и тому же месту веером. Один край веера – Нижегородская улица, другой – Финляндский вокзал… И бьют по одному месту много раз».

    Не раз попадали снаряды и в дом, где жила Анна Петровна. Приходилось ночевать у родственников или друзей. Перед войной Анна Петровна передала доски своих гравюр в Русский музей, но в квартире еще оставалось около 50 картин, среди которых были работы и других художников. Как и все ленинградцы, она голодала, а свой паек делила с домработницей и родными. Как и другим, ей приходилось ходить за водой на Неву.

    Но не бомбежки, голод или холод страшили художницу. Настоящим бедствием было отсутствие освещения: окна были забиты фанерой. На улицах ничего зарисовывать было нельзя, могли объявить шпионом. Но Анна Петровна продолжала работать, хотя от голода рука еле держала штихель (резец). Художница не хотела, чтобы в ее работах город был изображен разрушенным, в огне и дыму. Она изображала его таким, каким помнила, сохраняя в своих гравюрах его классические пропорции, его гармонию.

    В 1942 году появилась серия «Открытые письма фронту», состоявшая из 9 литографированных открыток. Кроме этого были исполнены литографии «Калинкин мост», «Вазы», «Лебяжья канавка», «Лев на набережной» и другие. В этом же году мастеру было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

    В 1942-м появляется ее работа, посвященная Выборгской стороне. В конце мая Анна Петровна вышла на набережную Невы и увидела мальчиков, которые удили рыбу. А в это время шел налет, и он усиливался. Чаще и ближе падали бомбы, но ребята проявляли спокойствие. Анна Петровна крикнула ребятам, чтобы они уходили. «Не в нашем квадрате!» — отвечали храбрецы. Художник назвала свою гравюру «Мальчики удят рыбу (Не в нашем квадрате)». На ней вполне мирная картина. Вдали виден Литейный мост, в центре — юные рыбаки на набережной Невы, справа — край корабля.

    Гравюра Анны Остроумовой-Лебедевой  «Сфинкс» украсила пригласительный билет на первое исполнение Седьмой («Ленинградской») симфонии Д. Шостаковича. Анна Петровна присутствовала на этом концерте 9 августа 1942 года.

    «В окно я вижу, как напротив, за решеткой, около здания кафедры анатомии Военно-медицинской академии четыре раненых пилят дрова, бегают санитарки, проходят больные, врачи… А бомбы где-то падают одна за другой. Я тоже, беря пример с окружающих, сижу за столом и работаю…»

    (7 мая 1943 года). Анна Петровна работала над своими «Автобиографическими заметками». Устраивалась в ванной комнате для безопасности: «Положу на умывальник чертежную доску, на нее поставлю чернильницу. Впереди на полочке — коптилка. Здесь глуше звучат удары, не так слышен свист летящих снарядов, легче собрать разбегающиеся мысли и направить их по должному пути».

    Когда не было бомбежек, она любила гулять по близлежащим улицам – Ломанской (сейчас ул. Комиссара Смирнова), Боткинской, проспектам Карла Маркса (сейчас Большой Сампсониевский) и Лесному.

    «Я повернула с проспекта Карла Маркса на Боткинскую улицу и была неожиданно и болезненно удивлена. В конце ее я не увидела очаровательного особняка, который стоял в ряду домов на Нижегородской улице как раз напротив Боткинской. Серенький домик с белыми скульптурными украшениями тридцатых годов прошлого столетия. Это был премиленький особняк по своим архитектурным гармоничным формам. Сейчас на его месте куча щебня». Сколько таких домиков было утрачено, и даже фото не осталось!

    Но не только следы разрушений замечала Анна Петровна. Чудом сохранившийся цветок в груде искореженного металла или нежная зелень на огородной грядке, засаженной домработницей Нюшей, были для нее символом жизни. «Как бы мне хотелось дожить до нашей победы над Гитлером!

    А что эта победа будет, и полная победа — я не сомневаюсь…» (10 июля 1943 года).

    Анну Петровну не забывали друзья. В ее квартиру на Выборгской стороне неоднократно приходил Петр Евгеньевич Корнилов — искусствовед, возглавлявший сектор графики Русского музея. Навещали близкие знакомые:  Любовь Васильевна Шапорина — создательница первого в советской России театра марионеток, художница, переводчица, Наталья Васильевна Крандиевская-Толстая — поэтесса. В написанном ею в дни блокады поэтическом цикле «В осаде»  есть и стихи, посвященные Анне Петровне Остроумовой-Лебедевой:

    Смотрю гравюры. Перечень трудов,

    За этот год исполненных, читаю.

    Я Вашу жизнь геройством называю,

    Других не подбирая слов.

    Вы улыбаетесь: «Геройство? Почему?

    Не понимаю. Проще и точнее:

    Верна самой себе, искусству своему

    И городу. Иначе — не умею.

    Иначе — смерть, подорванные корни».

    И в комнате становится просторней

    От этих слов, и дышится легко.

    Художница! Как просто, глубоко

    Определили Вы и подвиг этой жизни,

    И смысл искусства, верного Отчизне.

    Начало 1944 года запомнилось Остроумовой-Лебедевой интенсивными обстрелами Выборгской стороны. Снаряды попадали в трамваи, гибли люди. Поэтому 19 января по радио всем запретили выходить на улицу, отключили ток, чтобы не ходили трамваи и не было напрасных жертв. Анна Петровна догадывалась, что идет наступательная операция наших войск. И она была права.

    И уже не в ванной комнате при свете коптилки, а за рабочим столом была написана ее картина «Салют»...

    В этом году исполняется 145 лет со дня рождения Анны Петровны Остроумовой-Лебедевой. И приходится сожалеть, что так и не появился музей в квартире, где когда-то жила выдающаяся художница.



25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5