• Среди многих российских городов по количеству квартир и улиц, где проживали именитые люди, Санкт-Петербург не имеет себе равных. Лесной проспект входит в их число. На нем расположено немало «домов с историей», но самым знаменитым является «Дом специалистов». Здесь в разные годы проживали известные ученые, врачи, литераторы, актеры и, конечно, художники. Среди них самое яркое имя — Натан Альтман. Он — живописец, график, скульптор, иллюстратор книг, плакатист, театральный художник, декоратор.

    Эпоха ушедших времен

    В имперском городе на Неве русская культура всегда пышно расцветала. На конец петербургского периода, отмеченного тремя революционными катаклизмами, пришелся всплеск импрессионизма и «Серебряный» поэтический век. Сколько славных имен, навсегда оставивших свой след в истории русского искусства, родила эпоха декаданса! В этот период развился и талант художника-авангардиста Натана Альтмана.

    Он родился в 1889 г. в Виннице на Украине, воспитывался у бабушки. В 13 лет поступил в Одесское художественное училище, где обучался на двух отделениях — живописном и скульптурном. В 1910 г. продолжил образование в Париже. Брал уроки в мастерской М. Васильевой («Свободной русской Академии»). А проживал в колонии молодых художников под названием «Улей» (LaRuche) на Монпарнасе, которую русские так и называли «Ля Руш», а было их там немало: Шагал, Сутин, Архипенко, Цадкин, Штеренберг, Кикоин, Гончарова, Ларионов… Все они представляли новые школы зародившихся авангардных течений и мечтали о всемирной известности. Вечерами собирались в кафе и обсуждали работы живописцев-современников: Матисса, Дерена, Вон-Донгена, Модильяни, Пикассо.

    Последний оказал сильное влияние на 20-летнего Альтмана, который стал приверженцем кубизма. Вообще это была великая эпоха в истории живописи, когда молодые художники экспериментировали с формой и пространством, постоянно основывая новые «измы» и направления. Смело отказывались от сюжетности и реалистичности, осваивали проблематику цвета и манеру нанесения мазков. Все произведения раннего периода Натана Альтмана созданы под влиянием того времени. В них прослеживаются веяния не только кубизма, но и других течений начала XX столетия. Через 11 месяцев Альтман вернулся Россию.

    Петербургская атмосфера

    Вскоре он оказался в Петербурге на Васильевском острове. Здесь Альтман снова окунулся в культуру символического авангарда. Молодой художник отточил свое мастерство и сформировался как мастер. Это было удивительное время, когда в арт-подвале «Бродячей собаки», в «башне» у поэта В. Иванова, в салоне Мережковских, в театральном кабачке «Привал комедиантов» и по воскресеньям у символиста Ф. Сологуба жизнь бурлила и била ключом. Бунтари-философы, поэты, музыканты, художники пытались найти потаенный смысл человеческой жизни, переоценивали устоявшиеся ценности, искали новые символы, экспериментировали со словом, звуком, цветом.

    Альтман вступил в различные творческие объединения: «Товарищество южнорусских художников», «Мир искусства», «Союз молодежи», «0,10», «Бубновый валет», «Еврейское общество поощрения художеств». В 1906-1916 гг. он участвовал в различных выставках, в том числе и передвижных. В 1911 г. его работы выставлялись в «Салоне национального общества изящных искусств» в Париже. Манера художника стала узнаваемой, он сделал себе имя на серии работ «Еврейская графика» и на рисунках земляков, выпущенных отдельной книгой «Винница в карикатурах».

    Знакомые поэты охотно приглашали Альтмана оформлять свои книги, а футурист Велемир Хлебников назвал его «председателем земного шара». Но наибольшую известность, наверное, ему принес портрет Анны Ахматовой, написанный в 1914 г. в стиле кубизма. Эту работу можно увидеть в «Русском музее» Петербурга.

    Современники не сразу приняли созданный образ, но с годами стали олицетворять поэтессу с петербургской культурой начала XX века. Когда идеи бунтарства звучали везде. Интеллигенция жаждала перемен и с воодушевлением приняла Февральскую, а затем и Октябрьскую революции 1917 г. Художник-еврей Н. Альтман был одним из них. Он мечтал о новой, светлой жизни в свободной от предрассудков стране.

    Карнавальная революция

    Неизвестно, как сложилась бы его судьба, если бы не знакомство с искусствоведом, первым наркомом просвещения советской республики А. Луначарским.

    В 1918 г. Альтмана приглашали с выставкой в США, и он уже готовился к отъезду, когда нарком пригласил его к себе на встречу. Понятно, что увлеченный революцией художник отказался от поездки и отправился в Смольный. Возможно, если бы та выставка состоялась, то имя Н. Альтмана сейчас было бы известно во всем мире более широко.

    К слову, Луночарский позвал 120 человек, но пришли всего пятеро: режиссер В. Мейерхольд, поэты А. Блок, В. Маяковский, Р. Ивнев и художник Альтман. Только последним двоим повезло пережить революционные жернова...

    А тогда ему поручили сделать эскиз нового флага РСФСР и оформить Дворцовую площадь к первой годовщине революции в уже переименованном Петрограде. Оба задания он выполнил блестяще.

    Альтман стал первым художником-декоратором, который оформлял праздничные улицы в стране. Свою первую работу в ярко-красных тонах он выполнил с присущими ему элементами кубизма — геометрическими лозунгами, графическими изображениями и даже деревья одел в красочные щиты. Пафос переустройства мира звучал в оформлении Александровской колонны, дворцовой арки и сцены. Все вместе имело общую футуристическую композицию. Оформил он и массовый спектакль режиссера Н. Евреинова. Это был масштабный авангардный хэппенинг, в котором были задействованы центральные монументы Петербурга.

    Слово «первый» закрепилось за художником и в других сферах. Альтман стал редактором первой советской газеты по вопросам культуры — «Искусство коммуны». В 1919 г. создал в нашем городе первый в мире Музей художественной культуры, где экспонировались работы Петрова-Водкина, Малевича, Татлина, Кандинского, Филонова.

    В 1920 г. перед зданием Медико-биологического отдела на Лицейской улице был установлен выполненный Альтманом из гипса и дерева прижизненный бюст Вильгельма Рентгена с надписью на пьедестале «Творцам учения о рентгеновых лучах».

    Художник много работал, создавал плакаты, марки, экслибрисы, эскизы для агитационного фарфора. В 1918-1920 гг. преподавал в Свободных художественных учебных мастерских (СВОМАС). С 1918 г. входил в президиум отдела изобразительного искусства при Народном комиссариате просвещения.

    Им сделано несколько портретов видных революционеров, среди которых барельеф и бюст Луначарского, графические и скульптурные портреты Ленина. Кстати, Альтман — единственный художник, выполнивший около 250 рисунков вождя революции с натуры. В 1925 году его работы были удостоены золотой медали на Международной выставке декоративных искусств и современных ремесел в Париже.

    Миры Альтмана

    Прожив десять лет в Петербурге, в 1921 г. он уехал в Москву, где работал в Наркомпросе, а затем в ГОСЕТе (Еврейском театре). Наверное, художник сделал бы блестящую политическую карьеру, если бы захотел…

    Со временем восторженное восприятие революции угасло, хотя Альтман продолжил оформлять революционные праздники и в Москве вплоть до 1928 г. Постепенно огромное место в его творчестве стал играть театр. Он оформлял спектакль «Мистерия-Буфф» Маяковского, активно сотрудничал с Е. Вахтанговым и А. Грановским.

    В 1922 г. в столице состоялась «Выставка трех», в которой выставлялись работы художников, работавших в разные годы в ГОСЕТе, – Н. Альтмана, Д. Штеренберга и М. Шагала.

    В то же время он иллюстрировал книги, делал шаржи. Вместе с композитором Л. Пульвером в 1925 г. Альтман снял немой кинофильм «Еврейское счастье» по Шолом-Алейхему с титрами И. Бабеля.

    В 1928 г. с Еврейским театром художник уехал на гастроли в Европу. За границей в Париже Альтман задержался на семь лет. Здесь участвовал в выставках общества «Молодая Европа» (1932 г.) и «Ассоциации революционных писателей и художников» (1934-1935 гг.).

    Он вернулся в Москву только в 1935 г. после смерти маленького сына и расставания с женой. На советскую власть смотрел уже настороженно. Писать идеологические полотна не умел, а другие работы могли стать опасными для жизни. И Альтман «замолк», его картины больше не участвовали в выставках.

    Возможно, сделанные когда-то рисунки Ленина стали «охранной грамотой» Альтмана и он не разделил судьбу сотен русских интеллигентов, загубленных в сталинских застенках.

    В 1936 г. художник вернулся в город на Неве, где стал работать в театрах Ленинграда, занялся книжной графикой. Женился в третий раз — на И. Щеголевой после смерти ее первого мужа. Когда репрессии коснулись семьи сестры жены, взял заботы о ее родственниках, усыновил детей. Выхлопотал квартиру на Лесном проспекте, в которой прожил до конца дней. Об этой улице Н. Альтман написал в 1940 г. яркую картину, полную поэзии и света. Видимо на этом проспекте он обрел свое маленькое счастье.

    Праздник музыки и цвета

    Длительная и плодотворная работа над шекспировскими образами сложилась у Н. Альтмана в 1940 г. с театральным и кинорежиссером Г. Козинцевым. Перед войной художник успел поработать с костюмами и декорациями спектакля «Король Лир». А уже после были работы над постановками «Отелло» и «Гамлета». И над художественным фильмом по сценарию Е. Шварца «Дон Кихот».

    Военные годы он провел с семьей в Перми и Новосибирске, куда выехала театральная труппа Ленинградского оперного театра. Для армейской газеты «Звезда» и газеты «Окна ТАСС» Альтман рисовал карикатуры на представителей Третьего рейха. В эвакуации его назначили главным художником театра, и он стал искать упрощенные оформительские решения для музыкальных спектаклей, разрабатывал сценографию.

    В 1942 г. театр поставил премьеру балета А. Хачатуряна «Гаянэ». Декорации Альтман сделал практически «из ничего»—– на занавесе изобразил древних рыцарей, а на заднике поля и горы. Костюмы артистов создавал, в основном используя солдатское сукно. И все же изредка брался за кисти. На картинах этого периода появляется пластичная лепка цветом, утверждающие бытие краски, а образы становятся более целостными.

    Вернувшись после войны в город на Неве, Н. Альтман продолжил работать над оформлением спектаклей и книжной иллюстрацией. В канун 70-летия ему присвоили звание заслуженного художника, а через год после многолетнего перерыва состоялась его персональная выставка, имевшая грандиозный успех. А в 1970 г. Н. Альтмана не стало. В 2000 г. на «Доме специалистов» по Лесному проспекту, 61 в память о художнике-авангардисте была установлена мемориальная доска архитектора С. Однавалова и скульптора Н. Никитина. Возможно, со временем в нашем городе появится музей художника, навсегда оставшегося в истории Серебряного века вместе с другими яркими личностями той эпохи.


26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6