• ГЕРОИ СРЕДИ НАС!  Интервью  с Иваном Мартыновичем Голенищевым, ветераном Великой Отечественной войны, жителем блокадного Ленинграда .

      Благодаря Всевышнему выходил и из окружения! В тот самый раз, когда догонял свой взвод, наткнулся на неизвестную дорогу. Недалеко от неё виднелся сруб, около которого сидели солдаты. Думаю, добегу и узнаю у них, куда пошёл наш взвод. Подбегаю к ним в плотную, а они на меня винтовки наставляют!  И по-немецки кричат! Вот так, сам в руки к немцам и пришёл. Что же делать? Главное не попасть в плен - замучают до смерти! Пусть лучше сразу расстреливают... Резко развернулся, соскочил с дороги и рванул в сторону леса. Прозвучал выстрел! Чувствую, зацепила немецкая пуля моё бедро. Когда очнулся, уже лежал на земле. Глаза боюсь открыть, лежу как мёртвый. Немцы посмотрели, что я не шевелюсь, да и взять с меня нечего: шинель и ботинки старые, рваные. Отошли от меня на несколько метров и присели. Болтают что-то на своём. Я лежу, они сидят... Они сидят, а я лежу... Что же делать? До вечера лежать - кровью изойду, а если встану - расстреляют. Кажется, пролежал целую вечность.

      В какой-то момент немцы легли на землю, а сзади меня раздался какой-то стук. Появилось два наших танка, а это где-то шесть человек. Однако, они тоже сдаваться не желали, а двинулись в лес. С каждым мгновением они всё дальше, а я то всё лежу... И вдруг, меня как будто кто-то поднял, и побежал я из всех сил в лес за ними. Не знаю почему, но немцы дали удрать. В спину не стреляли. Наверное, решили не брать на душу грех. Ведь человека не просто так убить...

      Кстати, у нас случай однажды произошёл: три немца попали к нам в плен. К тому времени нам надо было менять место дислокации. А куда их девать? Тогда наш майор двум солдатам говорит: "Введите в кусты и там расстреляйте"! Смотрю, пленных повели. Прошло где-то три минуты - ведут назад! Майор сердито спросил, почему не расстреляли, а ему в ответ: "Ну как мы их расстреляем? Они же в глаза так беспомощно смотрят... Не можем мы"! И тут один сержант, не выдержав, как рявкнет на них: "Сопляки"! Взял автомат, отвел немцев в кусты и там их положил... 

      Но, вернёмся к рассказу. Немцы меня пожалели, и мне удалось бежать в лес. Опережая события, скажу, что ту немецкую пулю мне достали позже, во время операции. Слава Богу, она не дошла до кости! Поэтому и получилось добежать до лесополосы. В лесу растерялся: куда дальше идти? Влево? А может вправо? В итоге поковылял, куда глаза глядят. Шёл, шёл, да и набрёл на тех самых танкистов. А у них и компас, и карты... Ну, значит, точно выберемся!

      Перевязали мне ногу и двинулись в путь. Не помню, сколько шли, но в какой-то момент набрели на поляну, а на ней каких-то солдат пруд пруди.  Чьи они? Издалека ведь и не разглядеть! Тогда офицер попросил танкиста сползать на разведку. Он пополз, но затем вскочил на ноги и закричал: "Свои!".

      От наших узнали - впереди снова немцы! Чтобы нагнать своих, необходимо прорываться. Если не прорвёмся, тут все и сгинем. По команде все кинулись в атаку! Наше спасение впереди! Поэтому только вперед! А за дорогой, видневшейся впереди, уже наши в окопах! С криками "Ура!" прорвали немецкую линию! Вот так мы и вышли из окружения!   К сожалению, в свою батарею я не попал, так как меня сразу же направили в госпиталь.

      Затем миномётчиком попал в 72-ю дивизию! Бои тогда шли жуткие! Ох, как не жалели наших солдат! На карельском перешейке нам предстояло взять одну сопку. Идёт пехота на сопку, первую цепь наших солдат "срезали", вторую - "срезали", третью тоже... Только пятая или шестая цепь зашла, забралась на ту сопку. А я всё это время стреляю с миномёта, поддерживая их! Бог мой, сколько же наших ребят тогда полегло...

      За сопкой у немцев располагалась крупная воинская часть, в которой располагался штаб. Там были отличные землянки с накатами, внутри отделанные фанерой. Представьте себе, у них в землянках даже койки были.  Видимо там размещались высшие немецкие чины. Все наши солдаты и командование разместилось в этих землянках. Где-то на десятый день, когда нашу дивизию стали менять, немцы пошли в атаку. И в это время все землянки стали взрываться одна за одной. По всей видимости, немцы заминировали их взрывчаткой с часовым механизмом. Там и погиб наш командир. Один из всего дивизиона.

      В 82-м году нам, ветеранам, выделили транспорт, и мы поехали по местам боевой славы. В маршрутном листе числилась та самая сопка.  Доехав, вышли из автобусов и рассыпались цепью. С громкими криками "Ура!" снова покорили сопку. Затем направились к братской могиле, где захоронено больше 22 000 человек... Сейчас часто думаю: "Неужели сопку нельзя было обойти стороной? А? Что за генералы? Зачем же в лоб было идти". Это была самая страшная битва на моей памяти...

      Ещё был один страшный случай! Мы продвинулись дальше, а там валуны большие, как двухэтажные дома. Поставили свою батарею. Под одним из валунов и мы с ребятами подрылись. Сидим смело. Валун настолько велик, что не один снаряд не возьмёт! И снова мне как-то не по себе! Лежу ворочаясь. Удобно не могу устроиться. Времени - час дня. Может в тыл за обедом сходить? Точно! Отпросились с компаньоном у лейтенанта и отправились к нашим. Расстояние примерно три км. Пришли, наелись плотненько. Товарищам еды в термоса набрали. Вернулись уже в сумерках. Нашли лейтенанта, чтобы отчитаться... Только было собрались своих ребят покушать звать, а он и говорит: "Сидите... Звать уже некого! Через три минуты после вашего ухода, вражеская мина прямым попаданием в валун угодила. Не осталось никого"...

      Более того, на фронте, под Берлином, мина мне прямо в ноги упала! Волосы дыбом! Но, слава Богу, она не взорвалась. Уверен, и тут без Всевышнего никак не обошлось.

      В последнем бою меня только Он и вывел! Нас тогда снова перебросили под Нарву. До неё километров пятнадцать. Это было уже летом. Там были три сопки, где немцы нас остановили. Артиллерия корпуса сразу заняла всю оборону. Мы были в километре от этих сопок. Всё видно, как на ладони. Помню, около нас ещё танки стояли. Танкисты лишь сказали: "Прощайте, братцы! Мы в бой". Не поверите, но наши танки горели как свечки... А наши солдаты продолжали взбираться на сопки. Первая дивизия пошла, а это 15 000 человек. Всего за три дня вся дивизия полегла! Вторая дивизия пошла... Через четыре дня и от неё никого не осталось. В третью очередь пошли мы. Из наших, через три дня, тоже почти никого не осталось... Слава Богу, отступили! Мы взяли эти сопки лишь спустя два месяца! Только после того, как началось всеобщее наступление на город Тарту. Дело в том, что по другую сторону сопок была асфальтированная дорога на Таллинн. Вот почему сопки были нам стратегически необходимы.

      Двинулись мы на Таллинн. Немцы, чуя поражение, стали отступать. В боях мы перестали терять своих солдат. Немцы бежали! Началось масштабное освобождение Прибалтики.

      Затем, нас погрузили в эшелоны и отправили на Первый Украинский фронт. Оттуда мы пошли на Германию! Где-то с 11 января мы начали форсировать Одр. Мы уверенно шагали вперед, так как техники тут было куда больше! 

      Зима. Одр. Мы шли по льду и вдруг немецкий самолёт... Пулемётными очередями немцы пробили лёд, сковавший реку. Мы ушли под воду, но из последних сил смогли добраться до берега. Мокрые и холодные поднялись на возвышенность, где собрался батальон. Нам надо было взять ещё какую-то деревню.

      Командир закричал: "Вперёд! В атаку"! Пехота рванула, а там немцы... Большинство сразу залегло, но двадцать человек все, же ворвались в деревню. Там они и погибли... Те, что упали в снег, вновь услышали комбатское "Вперёд"! Однако никто уже не поднялся. Нас, промокших до нитки, в бой не пустили. Приказали обсыхать.

      На следующее утро командир полка послал в тыл другой батальон. Услышав стрельбу и крики "Ура!", мы выскочили из укрытий и присоединились к нашим. Деревню взяли быстро, и пошли дальше! Остальные населённые пункты уже брали техникой, а не солдатами.

      23 февраля был мой последний бой. На этот праздник народу нужно было преподнести какую-нибудь победу! А какую победу, если оборону держать некому. Из дивизии пришёл приказ - снять всех тыловиков, поваров, писарей, шоферов и отправить на фронт. С артиллерии снимали по три человека с расчёта и направляли в пехоту. Я попал в их число. Дали мне винтовку 1891/30 и артиллерийскую лопату. Выкопал себе большую яму и в ней укрылся. Утром прошла артподготовка. Не особая, можно сказать "хилая". Слышу "Батальон, вперед! В атаку-у-у"... Я же человек дисциплинированный, сразу из окопа и вперёд! Бегу... Потом смотрю, а вокруг никого! Глянул вправо, глянул влево... Вокруг ни души! Все убитыми лежат подле окопов... Не раздумывая, упал на землю. Лежал не много, не мало. Надоело! Вскочил и рванул назад, в окоп. Через час прислали подкрепление. Это были зрелые и опытные солдаты. Рассредоточились по цепи. Комбат снова "Вперёд, в атаку"! Ну, мы и ринулись, не смотря на пулемётные очереди. Погода хорошая была в тот день, по-настоящему весенняя! Бежал по полю, увидел окоп. В голове только одна мысль : "Добежать, добежать"! А ребята слева и справа падают и падают... И всё же немцы нашей атаки испугались, в штыковую не пошли, а сбежали. Слава Богу, заняли необходимые позиции. Задача стояла следующая: надо было обойти деревню, войти в тыл и отрезать немцам пути отступления. Уцелевшие чутка, передохнули, отдышались и двинулись вперёд. Через метров сто пятьдесят увидели дамбу, на которой копошились фрицы. Мы ринулись к ним с криками "Ура"! Отставшая пехота тоже  поддержала нас троекратным "Ура!". У немцев возникло ощущение что мы, русские, везде! Они ещё больше испугались и дали стрекача. Так мы и взяли дамбу! Исключительно с криками "Ура!". Теперь мы стали ещё ближе к деревне. Осталось только её обойти. Уже подтянулась и пехота. Впереди - последняя атака! Все собрались с силами и ринулись к дороге... Страх и паника полностью одолели немцев, они вновь ретировались. Вот так мы выполнили поставленное задание: взяли деревню и дорогу перерезали. Стали окапываться. Не успели окапаться, как откуда ни возьмись, из-за деревни появились несколько танков и немецкая пехота! Идут прямёхонько на нас! А у нас против них абсолютно ничего! Понимаем, дело плохо! Быстро рванули на свою дамбу, где хотя бы пулемёты и противотанковые ружья есть... Сидим печальные в укрытии. Получается, что приказ мы не выполнили! Пытаемся понять: идти, а атаку или нет... Вокруг ни одного выстрела. Тишина такая, аж на уши давит! Начало смеркаться. Решили перекурить, свернули папироски. Вдруг, с немецкой стороны, раздался пушечный выстрел. Снаряд разорвался в нескольких метрах от нас. Бац, папироска у меня и упала. Гляжу, а у меня плечо срезано осколком! Ни шинели, ни фуфайки... Рука висит. Ребята мне хором: "Ну, Голенищев, счастливчик ты". Перевязали меня и отправили в санитарную часть. Переходя дамбу, увидел, как из деревни выходят фрицы и направляются в тыл нашей группировки. Нырнул в кювет и пополз по-пластунски.

      Так, один и остался в живых... Выстрели немец из пушки минутой позже, остался бы, лежать со всеми в той земле. Получается, что этот снаряд мне спас жизнь. Уже в санчасти меня перевязали, оказали первую помощь и на машине отправили в Житомир. Там я и встретил Победу.

      После Великой Отечественной войны какое-то время работал в Партии. Внедрял в людей идеи коммунизма... Но, не долго! Уверовал и в жизни появился Бог! За это огромная благодарность и поклон до земли Ирине Ивановне. В настоящее время она служит регентшей в Шуваловской церкви. Именно она вывела меня из под знамён и ввела в Храм. Можно сказать, душу мою спасла.

    Беседовал

    В. Корниенко


1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4