• Призвание врача-педиатра
    01 сентября 2016, 11:06
    Призвание врача-педиатра

    Интервью с и. о. ректора Педиатрического университета Дмитрием Олеговичем Ивановым

    — Дмитрий Олегович, что включает в себя программа развития Педиатрического университета как крупнейшего педиатрического вуза в мире?

    — Конечно, программу приходится соизмерять с реалиями сегодняшнего дня, а сейчас не самое лучшее в экономическом плане время. Если говорить о Педиатрическом университете, то он всегда был, есть и будет главным учреждением для помощи детям на Северо-Западе России. Что требует первоочередного развития? Конечно, это наука. Мы ежедневно работаем над интеграцией научной деятельности с лечебной работой. Ведь наука, в особенности медицинская, не должна существовать без приложения к больному.Медицинская наука подразумевает под собой тесную связь с практикой, она ориентирована на конкретный результат. Работу врача можно признать эффективной, когда не умирают те люди, которые не должны умереть от наблюдаемого у них заболевания, и когда заболевание протекает наименее тяжело и не приводит к тяжелым последствиям. Для решения этих задач Педиатрический университет будет развивать научные разработки.По моим представлениям, научных направлений в вузе должно быть немного: 2 - 3 темы, позволяющие пролить свет на какие-то вещи, которые до сегодняшнего дня остаются не очень понятными. Невозможно также развитие вуза и без внедрения новых технологий и лечения тяжелых больных. Это прежде всего трансплантация органов, лечение детей с ожоговыми травмами, с тяжелыми сочетанными механическими травмами, онкогематологией. Все это будет развиваться, и у нас для этого все есть. Каких-то революций в жизни вуза не планируется. Революция – это всегда откат назад. Нельзя что-то отвергать, не построив что-то новое. Поэтому те вещи, о которых я упомянул, мы внедряем в жизнь вуза постепенно, и это получается.

    — А что на данный момент уже делается в Педиатрическом?

    — Детская больница Педиатрического университета — одна из крупнейших в России. У нас почти 900 коек. Можно сказать, что у нас имеются практически все направления лечения. Сейчас происходит некоторая реструктуризация клиники. Мы открываем те профили, которых у нас не было. Например, та же трансплантология. Актуальны сейчас и детская гинекология, хирургическое лечение ожирения и так далее. Все это мы будем развивать по мере возможностей.

    — А площадей для этого развития достаточно?

    — Пока работаем в направлении капитального ремонта старых корпусов. Это нам необходимо. Есть идеи по поводу постройки нового корпуса не только перинатального центра, но и мощного хирургического центра, и если у государства будет возможность поддержать такие наши стремления, то я думаю, у нас все это получится!

    — Сейчас то и дело говорят о глобализации и интеграции с зарубежными вузами. Не боитесь ли вы, что в связи с этим могут быть утеряны бесценные отечественные традиции, которыми так славится Педиатрический университет?

    — Нет, не боюсь, потому что отечественная медицина всегда говорила о том, что нужно лечить не болезнь, а больного. То, что сейчас утверждается в западной, так называемой персонифицированной медицине — лечение с учетом стиля жизни человека, его генетических особенностей, — это всегда провозглашалось в российской педиатрической школе. Я думаю, что интеграция обязательно должна происходить, и хорошо, что сейчас открыто очень много источников информации, в том числе и за рубежом. Это позволяет узнавать много нового о последних тенденциях в медицине, о том, что делается во всем мире. Но, безусловно, должен быть сохранен опыт и российской медицины, который, как вы правильно говорите, поистине бесценен.

    — Насколько Педиатрический университет Петербурга справляется с задачей подготовки специалистов высокого уровня и как сильно Педиатрический университет способен влиять на то, что происходит в стране с медициной?

    — Что касается подготовки кадров, то Педиатрический университет отлично справляется с этой задачей. Справляется, потому что есть огромный научный и преподавательский потенциал. Но здесь есть нюанс. Он состоит в том, что в некоторых областях медицины трудно оценить остроту кадрового дефицита. Например, если мы возьмем такую близкую мне область, как неонатология, то кардинально отличаются наш доктор и зарубежный. Наши врачи, так сложилось исторически, смотрят и наблюдают прежде всего здоровых детей, которые родились в роддоме на отделении физиологии новорожденных и которые на 3-4-е сутки уходят домой.За рубежом наблюдается совершенно другой подход. Зарубежный неонатолог — это тот, кто помогает тяжелобольным маленьким детям. Таким образом, если мы будем смотреть статистику по абсолютному количеству неонатологов, то у нас их больше, чем во многих странах мира, однако если мы возьмем данные по количеству «интенсивистов», то у нас будет наблюдаться нехватка врачей, и мы эту нехватку видим во многих регионах. Но это касается именно тех специалистов, кто занимается интенсивной терапией тяжелобольных, и так во всех областях здравоохранения. Педиатрический университет способен влиять на то, что происходит с медициной в стране. Мы достаточно эффективно решаем проблемы, стоящие на Северо-Западе, и потому, что выпускаем хороших врачей, и потому, что осуществляем планы курации областей. Наши специалисты постоянно выезжают во все регионы России и там совместно с врачами не только консультируют больных, но и разбирают истории погибших детей, ошибки, которые были допущены, и пытаются эти ошибки всячески нивелировать.

    — В связи с этим, какие требования предъявляются к сегодняшнему студенту и абитуриенту вашего вуза? И каким, по вашему мнению, должен быть современный студент-медик?

    — Когда мы говорим о требованиях к современному абитуриенту и студенту медвуза, мы должны понимать две вещи. С одной стороны, это то, что было всегда: максимальное знание предметов, которые являются профильными в вузе, то есть биологии, химии и русского языка, применительно к сегодняшнему дню — это высокий балл ЕГЭ. С другой стороны, высокий балл ЕГЭ ничего не говорит о человеческих качествах. В этом огромный недостаток ЕГЭ и любых формальных вступительных экзаменов в вуз. Никто не сможет стать хорошим врачом, если он не умеет сопереживать больному. То есть, как говорили раньше, не обладает способностью к врачеванию. Это качество не выявляется на нынешних экзаменах. И поэтому бывает так, что человек, обладающий высоким уровнем интеллекта, не становится хорошим врачом.

    — Закончилась приемная кампания 2016 года. Подводя ее итоги, что вы можете сказать о популярности вашего вуза среди абитуриентов?

    — Приемная кампания—2016 прошла очень успешно. Конкурс этого года был высоким. Только на направление «Педиатрия» в этом году минимальный проходной балл составил 257 баллов. На остальных факультетах этот показатель был еще выше. Нам отрадно видеть такие результаты, поскольку это наглядно показывает высочайшую подготовленность абитуриентов Педиатрического университета.

    — Какие направления оказались более востребованными?

    — Традиционно самыми популярными направлениями среди абитуриентов этого года стали «Педиатрия» и «Лечебное дело».

    — Что нового ждет студентов в новом учебном году?

    — Мы понимаем, что во многом от комфортных условий, в которых будут пребывать студенты, зависят высокие результаты учебной деятельности наших слушателей. К этому учебному году мы модернизировали часть аудиторий, учебных классов и отделений нашей клиники, эта работа будет активно продолжаться. А также студентов ждет высокопрофессиональный коллектив преподавателей, готовых поделиться своим бесценным опытом и научить врачебному искусству. Мы рады новым членам нашей большой и дружной семьи.

30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2