• Завод «Компрессор» был основан в 1877 году Владимиром Степановичем и Петром Викторовичем Барановскими. Исторически сложилась его направленность на удовлетворение оборонных нужд России. За годы Великой Отечественной войны подводные лодки Балтийского флота, оснащенные произведенными на нем компрессорами и торпедными аппаратами, потопили 124 судна противника. Вместе с тем ЦКБ завода работало не только на оборону — здесь были разработаны первые отечественные широкозахватные дождевальные машины. В следующем году крупнейшему российскому предприятию исполняется 140 лет. О заводе, его прошлом и будущем, о трудностях и достижениях мы и беседуем с генеральным директором ОАО «Компрессор», профессором, доктором технических наук Леонидом Григорьевичем Кузнецовым.

    — Леонид Григорьевич, расскажите, пожалуйста, об истории предприятия, с чего началось производство, как вообще возник завод?

    — История у нас богатая. Все

    140 лет своего существования мы работаем на оборону, на защиту нашей Родины. Основателями завода были члены семьи Барановских, это уникальные люди — по образованию и по способностям. Степан Иванович Барановский знал 7 иностранных языков, был очень любознательным, разбирался в инженерном деле. Еще в середине XIX века он создал первый в России компрессор. Потом длительное время на заводе этим не занимались, и только спустя примерно 40 лет на предприятие, которое Степан Иванович начинал, вернулось это направление. Владимир Степанович, его сын, — изобретатель первой в России скорострельной пушки с унитарным патроном. Но, к сожалению, он долго не прожил: при испытании произошел разрыв гильзы и порохом его убило. Но его дело продолжил его двоюродный брат Петр Викторович Барановский.

    Первоначально выпускали все то, что необходимо для пушек и снарядов. Очень долго и в больших количествах производили взрыватели, так называемые дистанционные трубки. Для этого был создан пороховой завод, а управляющим был Леонид Борисович Красин. Тот, кто изучал историю, знает, что он помогал революционерам, предоставляя им порох для изготовления бомб.

    Затем, в 1920-е годы, когда уже более-менее серьезно приступили к строительству подводного флота, наш завод получил заказ на изготовление компрессоров. С этого момента наше предприятие и занимается компрессорным производством.

    В годы войны сотрудники предприятия внесли свой весомый вклад в победу над врагом. Наш завод ремонтировал и устанавливал компрессоры и торпедные аппараты на корабли и подводные лодки, а также выпускал для фронта минометы и миноискатели. В 1941 году часть производственного оборудования вместе с рабочими и конструкторами была эвакуирована в Уральск, где временно было налажено производство компрессоров, а в Москве — торпедных аппаратов.

    — А в послевоенное время специализация предприятия не изменилась?

    — После войны в нашем ассортименте появилась не только военная продукция: мы изготавливали винтовые машины, и стационарные, и передвижные, и для строителей, в общем, разного назначения. Позднее стали разрабатывать и частично делать дождевальные установки. Это «фрегаты Кубани» — большие машины для полива полей. Для их выпуска было построено два завода в Первомайске и Кропоткине. Производили в 1980-1990-е годы также газотопливные системы для перевода автомобилей на газовое топливо. В то время цены на бензин быстро шли вверх, так что спрос на эту продукцию был большой. Тогда мы и автомобильную газонаполнительную  станцию разрабатывали и выпускали. Но потом этот рынок рухнул, так что сейчас у нас это направление в полузамороженном состоянии.

    В последние годы наше предприятие активно сотрудничает с «Газпромом», в том числе и по проблемам импортозамещения. Поставляли большое количество оборудования для газопровода «Северный поток» и для других газопроводов. Сейчас у нас уже есть дочерняя фирма, которая сотрудничает только с «Газпромом».

    Но нашей главной продукцией по-прежнему остается компрессорное оборудование для Военно-морского флота: все 100 % этого оборудования — нашего производства. Например, на последней стратегической подводной лодке, наверное, стоит не менее 30-40 тонн нашей техники. И это не только компрессоры, но и станции сушки, очистки, подготовки воздуха, компрессоры, которые используются для всплытия подводной лодки, участвующие в подготовке стрельбы, и многое другое.

    К примеру, в системе регенерации воздуха для личного состава находится 4 водородных и азотных компрессора. Еще один тип компрессоров работает в атомном реакторе. Там десятки тысяч разных деталей с очень высокой точностью производства. Сотые доли миллиметра на некоторых деталях, даже тысячные доли миллиметра, микроны. Надо это все изготовить, собрать, испытать и поставить — это очень точная, наукоемкая продукция.

    Кроме того, мы занимаемся ракетно-космическим направлением, в основном оснащением космодромов. На Байконуре уже заменили все оборудование на нашу компрессорную технику, на Севере, в Плесецке, а сейчас и на Восточном космодроме тоже работают наши системы. За работу на Севере у нас и благодарность есть, в том числе и мне как генеральному директору. На пуск мы тоже были приглашены, поскольку качество нашей продукции высокое, работа выполняется своевременно, все делаем ответственно. Определенное оборудование поставляем на атомные станции, на гидростанции, в том числе и за границу.

    — Можно сказать, что благодаря вашему предприятию работают боевые машины, которые защищают нашу Родину?

    — Совершенно верно. Стараемся.

    У нас в структуре предприятия есть Центральное конструкторское бюро и завод, то есть конструкторы все проектируют, модернизируют оборудование, а завод воплощает эти проекты в металле. Мы организовали разработку и производство систем автоматического управления для своих машин.

    Поскольку номенклатура у нас очень широкая, а серийность малая, то для специализированных предприятий не очень выгодно с нами сотрудничать в этом вопросе. Поэтому у нас есть в ЦКБ собственное подразделение, которое разрабатывает системы автоматического управления (в его составе — электронщики и программисты), организовано также и свое производство. Так что мы практически для всей нашей техники, за небольшим исключением, разрабатываем и производим собственные системы управления, то есть, выполняем всю работу в комплексе.

    — Вопрос по импортозамещению. Сейчас экономическая ситуация такова, что некоторые заводы были вынуждены даже приостановить производство, потому что нет запчастей, которые поступали из-за рубежа. Как у вас обстоит с этим дело? Вы пользуетесь импортной продукцией или все необходимое делаете на своем заводе, не нуждаясь в партнерах с Запада?

    — В партнерах с Запада, по большому счету, мы не нуждаемся. По импортозамещению мы делаем многое, хотя кое-что еще только предстоит сделать.

    Я уже сказал, что для «Газпрома» мы уже, в принципе, заменили все на российскую технику. Что же касается основного нашего производства, то электроприводы, системы пусковой аппаратуры выпускались на Украине. Не все, но большая часть, так со времен Советского Союза сложилось.

    С республиками бывшего СССР мы вообще гораздо больше контактировали, имели значительно более развитые коммерческие связи по сравнению, например, с Германией или Америкой. Сегодня есть еще некоторые трудности, скажем так, но в основном эти проблемы мы решили. Частично по федеральным целевым программам, частично сами вкладывали деньги. Некоторые темы уже согласованы, в Москве их должны в ближайшее время окончательно одобрить.

    Так-то мы эту работу ведем, правда, необходимое финансирование на эти цели не всегда получаем. Хотя производство некоторых приборов мы уже осваиваем сами, поэтому я думаю, еще годик-два — и мы выйдем на другой уровень. Во всяком случае, на производстве нынешняя сложная экономическая обстановка не скажется, мы находим пути обхода. Правда, есть определенная электроника, которую мы сами не производим, но сейчас действует большая программа по России, поэтому я думаю, что и эти трудности будут преодолены.

    — Сотрудничаете ли вы с регионами, может быть, передаете опыт другим?

    — Определенные контакты, конечно, есть, но из-за специфики нашей работы они не слишком обширные. Хотя у нас есть различные службы — и сервис, и шефмонтаж, — которые находятся по всей стране: на Севере, на Балтике, на Дальнем Востоке, на Юге. Так что в этом смысле, конечно, мы постоянно сотрудничаем и контактируем с другими предприятиями. Где-то они нам помогают, а где-то и мы им помогаем. Конечно, контакты поддерживаем, но хотелось бы, чтобы их было больше.

    Если опять вернуться к теме импортозамещения, то здесь необходимо больше прозрачности. Скажем, если есть перечень, списки, цены, по которым производятся закупки, мы смотрим: так, вот это мы можем сделать лучше или значительно дешевле. И мы бы сами тогда крутились. В этой части, конечно, еще надо поработать, и сейчас, во всяком случае в Санкт-Петербурге, такая программа внедряется.

    Вот недавно президент сказал: «Надо больше внимания обращать на гражданскую продукцию». Надо, безу-

    словно. Но нужно знать, на что в первую очередь, чтобы мы не поисками занимались, изучением с нуля нового для нас рынка, а сразу видели — вот здесь то-то и то-то требуется, а здесь вот это. В целом мы, конечно, все равно ситуацию представляем, но такого документа, который бы все это систематизировал, который можно было бы проанализировать, посмотреть, к сожалению, пока еще нет.

    — Я знаю, что, кажется, разрабатывается сайт, где можно сравнивать свое оборудование с другим.

    — Совершенно верно! Но надо, чтобы это было по всем регионам.

    — А молодежь приходит на предприятие? Много молодых сотрудников?

    — Здесь я скажу так: надо больше внимания уделять как раз молодежи.

    Я оцениваю как глупость то, что молодежь воспитывается несколько в другом направлении. Нет пропаганды работников реального сектора экономики — инженеров, рабочих… Мы как-то уже привыкли, что качественная техника обязательно импортная, а ведь это неправильно. И если есть какие-то хорошие отечественные разработки, так и давайте о них рассказывать, говорить, что вот эта техника перспективная и нужная. Но нужно понимать, что для ее производства должны работать и квалифицированные инженеры, и квалифицированные рабочие.

    Что касается инженеров, то мы принимаем на работу большое количество выпускников из Политехнического университета. Работаем и с ИТМО, и с Корабелкой, и с Военмехом, из других вузов люди тоже приходят. Но, к сожалению, действительно целеустремленных молодых людей мало. Некоторые ребята вроде и неплохие, но они просто выполняют свою работу, а настоящей увлеченности своим делом, желания достичь, в нем каких-то высот нет. И это очень печально.

    — То есть глаза не горят?

    — Да, к сожалению. Хотя, конечно, есть и исключения… А нужно, чтобы таких увлеченных людей было больше.

    А еще существует большая текучесть кадров. Это тоже, конечно, показатель. Вот когда мы были молодыми, нам и в голову не приходило после вуза пойти работать не по своей специальности, а, например, продавцом! А сегодня — запросто. Идут в менеджеры, таскают компьютеры или еще что-то. Так для этого же необязательно было получать диплом. Поэтому я считаю, что нашу молодежь нам надо воспитывать так, чтобы она шла работать на производство, сегодня нужно всячески поощрять интерес именно к инженерным профессиям. 

    А что касается рабочих, станочников, то здесь вопрос еще сложнее. Почему? Потому что люди должны иметь большой опыт, чтобы работать на таких заводах, как у нас, у них должно быть желание и умение работать. Я говорил уже о сотых и тысячных долях миллиметра. Частично, конечно, и само оборудование работу выполняет, но любое оборудование без специалиста все равно мертво. Его надо настроить, наладить, инструмент подобрать, решить массу вопросов.

    К сожалению, сегодня никто таких специалистов в том количестве, которое требуется стране и нашему городу, не готовит. Поэтому сейчас мы сами уже рассматриваем вопрос получения лицензии на подготовку по рабочим специальностям, чтобы готовить кадры для нашего предприятия. Пока мы изучаем данный вопрос, и если потянем, то будем заниматься и этим делом.

    — В заключение давайте поговорим о развитии предприятия. Какие у вас есть планы на ближайшее будущее?

    — С финансированием в последнее время, конечно, все довольно сложно, но, тем не менее, мы, например, недавно внедрили комплекс лазерной резки, комплекс плазменной обработки металла. Конечно, сейчас нового оборудования закупаем не так много, как хотелось бы, но вот за последние два года купили два итальянских токарно-фрезерных обрабатывающих центра.

    Да, все это дорого, все это опять импортное, потому что, к сожалению, собственной станкостроительной, инструментальной промышленности теперь в стране фактически нет. Все приходится покупать за доллары и евро, поэтому стоимость приобретения нового оборудования для нас, естественно, выросла.

    Поэтому мы используем и другой путь — путь модернизации. У нас есть станки и обрабатывающие центры с ЧПУ, в них мы постепенно механику и электронику приводим в соответствие с современными требованиями. И после замены ряда систем получаем фактически новый станок, но по цене примерно раз в 5 или 10 дешевле.

    Кроме того, завод расширяется. Некоторые производства у нас на старой площадке уже не помещаются. Поэтому в промзоне Парнас правительство нам выделило 7 гектаров земли, мы оформили все это в собственность, выкупили и строим там новые современные корпуса. Один корпус, заготовительный, площадью в 2,5 тысячи квадратных метров, уже построен. Еще один корпус такого же размера — для выпуска продукции, рассчитанной на «Газпром».

    Сейчас возводим следующий корпус, в котором будут наше основное сборочное производство и испытательные стенды… Ну а дальше будем еще строить новое административное здание. Так что работы предстоит много, но без этого нельзя развиваться.

    — Значит, ваш выбор — модернизация?

    — Да. Она важна, в том числе и для психологического настроя работников. Ведь одно дело, когда человек приходит в цех, которому уже 140 лет, а другое — в современный, светлый, чистый, просторный. Это же совсем другое дело.

    — Что вы, как руководитель и лидер, можете пожелать коллективу завода к юбилею предприятия?

    — Я хочу пожелать, чтобы наш завод и после нас еще сотни лет был нужен и стране, и нашему народу. А сотрудникам я желаю достойной оплаты их труда и семейного благополучия.


    Генеральный директор АО «Компрессор» награжден орденом...http://www.vybnews.ru/news/2016-05-12/generalnyy-direktor-oao--kompressor--nagrazhden-ordenom-aleksandra-nevskogo/

1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4