• На Выборгской стороне Санкт-Петербурга располагается историческая местность города – Лесной (Лесное), получившая свое название от основанного в начале ХIХ века Лесного института. В наши дни эта территория частично принадлежит Выборгскому, а частично Калининскому районам. Во многих учреждениях Лесного во время блокады Ленинграда находились госпитали, в которых лежали раненые, больные или истощенные от голода люди. В первую очередь госпитали создавались на базе вузов.

    В конце августа 1941 года главное здание Политехнического института переоборудовали под госпиталь, 2-й учебный корпус – под жилье для медперсонала. В этом госпитале № 1116 наряду с врачами в качестве медсестер и санитарок трудились около 150 «политехников», в основном девушки-студентки.

    Он стал образцом для организации подобных госпиталей в блокадном городе. Мебель, постельное белье были перевезены из студенческих общежитий. Электроснабжение госпиталя обеспечивала собственная электростанция. На территории парка было вырыто несколько колодцев, так что проблем с водой не было, хотя водопровод не работал.

    Летом 1942 года по просьбе фронтовиков госпиталь № 1116 стал принимать дистрофиков, а раненых стали  распределять в другие госпитали. Чуть позже госпиталь перевели в здания Академии связи им. С. М. Буденного.

    На базе Политехнического института работала и поликлиника. С большой теплотой и благодарностью вспоминают жители Лесного о врачах институтской поликлиники К. В. Снесской и Т. В. Поповой, которые самоотверженно оказывали любую медицинскую помощь.

    В здании Дома ученых располагался стационар, куда помещали заболевших и истощенных «политехников» и жителей окрестностей. В некоторых воспоминаниях встречаются сведения о том, что на сцене актового зала Дома ученых складывали трупы умерших, так как там было очень холодно.

    Еще один госпиталь с 10 сентября 1941 года открылся  в Лесотехнической академии во втором учебном корпусе. Для постоянной работы туда было направлено более 100 студентов, 37 из которых окончили курсы медсестер.

    Также для наиболее слабых и истощенных работников академии в феврале 1942 года был создан стационар. Все поступающие в него находились в теплом помещении, получали питание и необходимую врачебную помощь.

    Несколько госпиталей было размещено в школах Лесного.

    Так, в бывшей 1-й средней образцово-показательной школе, а затем 173-й фабрично-заводской школе на Дороге в Сосновку находился эвакогоспиталь

    № 1359.  Ребята из кружка пения и декламации школы № 112 на Английском проспекте (пр. Пархоменко), который вели учителя русского языка и пения, выступали в этом госпитале перед ранеными.

    Госпиталь разместился и в школе № 121 (ныне школа № 514) на Большой Спасской улице (ныне проспект Непокоренных). Известно, что раненые перед зданием школы № 121 высадили аллею тополей. Один, раненный в руку, нажимал на лезвие лопаты ногой, другой, раненный в ногу, рыл лопатой яму, третий подносил и держал тополь, когда засыпали его корни. К сожалению, сейчас этой аллеи нет: несколько лет назад ее вырубили.

    После выздоровления солдаты из госпиталя, расположенного на 4-м этаже здания школы № 111 на Дороге в Гражданку (Гражданский проспект) становились курсантами танкового батальона, который располагался на первом и втором этажах школы, а на третьем этаже они жили.

    В самые тяжелые месяцы блокады в этот госпиталь поступали люди, больные дистрофией, ослабевшие от голода. Известно, что главным врачом госпиталя была Валентина Сергеевна Соловьева. В своих воспоминаниях она пишет, что под ее руководством в госпитале работали: врач-терапевт, врач-стоматолог, военфельдшеры, санинструктор, санитар. Няни, повара, прачки, кочегары были вольнонаемными из числа местных жителей Гражданки. Им было по 17-25 лет.

    Зимой 1941-1942 года госпиталь был переполнен, на койках лежало по несколько человек. Люди страдали от голода и холода. Каменное здание от печек-буржуек не прогревалось, раненые и больные укрывались одеялами, а поверх них матрацами. Сотрудники госпиталя спасались активной работой.

    В здании школы на углу проспекта Энгельса и улицы Рашетова (после войны школа № 118) размещался эвакогоспиталь № 64, через который прошли тысячи раненых защитников Ленинграда.

    Медперсонал госпиталя находился на казарменном положении. Оперировали сутками. Медсестры и санитарки, когда госпиталь только начал работать, спали в подвале, прямо на полу, подложив под голову вещевые мешки и укрывшись шинелями или пальто. Врачи жили отдельно, в домах поблизости от госпиталя у местных жителей. Позже и остальной медперсонал стал переселяться в постепенно пустеющие дома рядом с эвакогоспиталем.

    Медсестра этого госпиталя Софья Александровна Юревич вспоминала: «Зима 1942 года. Холодно. Раненые спали на топчанах в зале, сверху соломенный матрац, в шинелях, в шапках. Подходишь, его не видно, позовешь – протянет руку из этой груды, дашь градусник, потом возьмешь его обратно – 35,4°С — замерзали».

    А жители Лесного шли работать в госпитали, потому что хотели помогать людям! Но была и другая, более прозаическая причина — работа в госпитале давала людям возможность выжить в условиях блокады. Много денег в госпитале не платили, зато кормили. Благодаря этому многие остались живы.

    В Лесном было два противотуберкулезных центра, которые не переставали работать и в годы блокады.

    Филиал НИИ фтизиопульмунологии располагается сейчас в здании, где в годы войны был Ленинградский институт хирургического туберкулеза. Возглавлял ЛИХТ Петр Георгиевич Корнев. Он же возглавлял детское отделение ЛИХТа, которое располагалось на 2-м Муринском проспекте в здании бывшего Ольгинского приюта.

    Петр Георгиевич Корнев всю блокаду провел в Ленинграде. По его инициативе в главном корпусе института, который располагается на Политехнической улице, были развернуты койки для раненых и больных жителей Ленинграда. Голод, морозная зима и изнуряющий труд способствовали развитию туберкулеза у ленинградцев. Только самоотверженная работа врачей предотвратила тогда распространение инфекции. 

    Учащиеся школы № 35 (после войны № 103), которые ходили в драмкружок, организованный учителями-энтузиастами, иногда устраивали для пациентов ЛИХТа концерты, а на Новый год — целые представления. Костюмы «снегурочек» делали из бинтов, марли и ваты. «Новогодние елки» в блокаду устраивали для детей сотрудников ЛИХТа в здании детского отделения на 2-м Муринском проспекте. Детям в качестве подарков раздавали мандарины.

    Во время блокады, кроме туберкулеза, широко были распространены разные болезни: дистрофия, малярия, болезни сердца и многие другие. В условиях вой-

    ны и блокады города в медицинских учреждениях часто военные находились рядом с гражданскими пациентами, и все получали необходимую помощь.

    На Ленинградском фронте воины сражались с врагом, а в Ленинграде медики боролись за жизни ленинградцев и защитников города.


    Текст: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3