• Жизнь как подвиг
    08 мая 2018, 12:44
    Жизнь как подвиг

    Жизнь как подвиг

    Вы действительно хотите обо мне написать? Я же не совершала подвигов. Только пыталась выжить. Юность забрала война, молодость послевоенное время…» — начала о себе скромно рассказывать Маня Львовна Лисичкина.  Сегодня ей 94 года, а тогда, в 1941 году, было всего 17 лет. Молодая девушка и представить не могла, сколько горестей ей придется претерпеть, сколько вынести испытаний, какой суровой окажется ее дальнейшая жизнь.

    — Вы помните начало войны?

    — Я жила с родителями и четырьмя сестрами на Мойке, д. 112 и только-только перешла в 9 класс. Папу практически сразу отправили добровольцем на передовую, он у меня был в звании капитана, провожали его с мамой от арки Главного штаба. А в школе был создан Оборонный комитет и меня вместе с одноклассниками отправили рыть окопы под Петергоф.

    Работали с утра и до темноты,  глинистая почва копалась с трудом, приходилось орудовать ломом и буквально выбивать куски глины, словно лед. Так мы провели месяц летних каникул, пока не налетели на бреющем полете немецкие самолеты. Мы испугались и, бросив вещи, побежали через лес к станции, чтобы попасть обратно в Ленинград. Шли без отдыха, ночью набрели на капустное поле и ели листья, чтобы хоть как-то утолить голод.

    — Расскажите о жизни в блокадном городе.

    — Нашу школу сначала закрыли, а затем перевели в бомбоубежище. Но, когда начали умирать учителя, уроки окончательно прекратились. До сих пор помню, урок физики — и вдруг Михаил Михайлович голову на бок и умер на наших глазах.

    Рассказать об ужасах блокады… Вышла на улицу из дома, был сильный мороз, хотя и солнечный день. Вижу, стоит рядом с географическим музеем грузовик, думала экспонаты вывозят. Подошла ближе, смотрю, трупы лежат со стеклянными глазами, жуть взяла.

    Выжили мы благодаря маме. У нас был большой самовар, она наливала туда воду, добавляла горчицу и сушила маленькие сухарики из хлеба, потом давала нам  по одному три раза в день. И никто не говорил, кому больше кусочек, кому меньше. Дружно жили. Как-то сестра младшая, три годика ей было, говорит: «Мамочка, я не прошу хлеба, собери мне крошки со стола  и дай в ладошку, пожалуйста…».

    С 4 декабря 1941 я со старшей сестрой работала на судостроительном заводе имени Андре Марти. Мне запомнился так четко этот день, потому что он был последний, когда в городе еще было электричество. Роста я была маленького и мастер, поставив меня на ящик, начал объяснять, как работать на станке. Говорит, вот ручку крутишь, да смотри сверло не сломай, сломаешь, убью. А я взяла да и сломала случайно. Он как заорал на меня, выгнал.

    Растерянная я пошла по цеху, наткнулась на стенку теплую, прислонилась к ней и провалилась внутрь. Уснула от тепла, а утром проснулась, оказалось, это была муфельная печь…  Хорошо не топили, а то сгорела бы и не нашли. 

    Страшно было. Ночью сны снятся о еде, днем в подъезде дежурили, чтобы зажигалками дом не забросали.  Однажды в дом попал снаряд, дрова во дворе разметало, наши кровати от удара от одной стенки к другой переехали. Дом дал трещину, но устоял, в нем мы жили, пока нас не эвакуировали в 1942 году. 

    — Отец вернулся с фронта?

    — Папа был юристом и работал в Военном трибунале. Вместе с товарищами его отправили ловить дезертиров на передовую, но в машину попал снаряд. Три его сослуживца погибли, а отца сильно контузило. Он как-то сумел добраться до своих, и его, оглушенного и полуслепого, госпитализировали в Ленинград.  Ходить он не мог, и я его на себе спускала с четвертого этажа, а затем на санках везла в столовую, а потом также поднимала обратно.

    А потом нас вместе с ним в марте эвакуировали по «Дороге жизни».  Тогда тоже чудом не погибли. Образовывались полыньи, и грузовик впереди нас провалился, но мы проехали, и на другом берегу нас впервые накормили вкусной едой. 

    — У вас есть военная фотография, вы служили в армии?

    — Да, пошла добровольцем. Отец в шоке был, плакал, уговаривал передумать. Он-то на фронте насмотрелся всего. «Ты что с ума сошла? — говорил мне. — Ты не знаешь, что значит война!» Меня определили на курсы радистов, а затем в эскадрилью. К нам привозили самолеты, мы их чинили, а затем отправляли обратно на фронт. Так прошли два последних года войны. 

    — Что бы вы пожелали молодому поколению?

    —  Если б не было войны, жизнь, наверное, по-другому сложилась. Выжить помогло сознание, что ты только начал жить и не хочешь умирать. А молодым хочу пожелать, чтобы ценили каждый миг своей жизни и не забывали о Великой Отечественной войне и блокаде никогда. Это самое важное. Для меня День Победы — самый главный праздник. Если бы мы не победили в войне, то нас никого сейчас на свете не было бы.


30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2