• Урок в Мариинском театре
    28 ноября 2018, 11:18
    Урок в Мариинском театре

    Недавно в рамках проекта «Театральный урок в Мариинском» ученики десятых классов гимназии №73 «Ломоносовская гимназия» посетили Мариинский театр. 

    Задача школьников была воссоздать макет сцены, который раскроет понимание оперы П. И. Чайковского «Евгений Онегин». 

    Первая работа иллюстрирует последнюю встречу Татьяны с Онегиным. 
    Все в пасмурно-холодном блеске. Живописные плафоны петербургских покоев тихи, на плафонах – светлые, дальние края, глушимые теперь серебряным отсветом: вот он, символ покинутых девушкой родных мест, символ похолодевшей в свете Татьяны.

    Вторая работа с зеленым ковром-травой, покрывающим всю сцену – беседа главных героев в саду, Евгений, учащий «жизни» Татьяну: 

    …Мне ваша искренность мила; 
    Она в волненье привела 
    Давно умолкнувшие чувства; 
    Но вас хвалить я не хочу; 
    Я за нее вам отплачу 
    Признаньем также без искусства; 
    Примите исповедь мою: 
    Себя на суд вам отдаю. 

    В композиции Онегин действительно пред судом чистой души, но в обстановке реалистичной, тихой, мирной: спелые яблоки гниют на траве сада. Оригинально решение небес: над садом светило вроде луны – Онегин холоден, практичен, но мал перед Татьяниной душою. 

    Третья работа — «Дуэль». 
    Картина решена монохромно: акцент на белом. Почему? Белый цвет характеризует Онегина через бесчувственность вечного сплина (смерть при жизни), уже позднее – годы спустя в Петербурге – через ненужность свету, странничество и схимничество… Пусто. И душа Онегина охладевает: да, сейчас, убив Ленского, герой сделался жертвою «окровавленной тени», но разве поэт – столь важная жертва? Ничуть. 
    Онегин раскаивается – не ради прежнего друга, не из-за того, что сквозь убийство осознал сердце Владимира.

    Пустое поле, вокруг – остриями, а не пухом – лес. Судьба привычки, манеры, маски, а за маской – участь Евгения: пустота. Он поранит душу: не зря передний план занят линией «Будущая могила Ленского в родных последнему местах: убитый Ленский – Онегин». Применена и игра света и тени: благодаря «дереву» в углу и нескольким осветительным аппаратам смерть Ленского дробит мир Евгения. Кажется, что тень и свет, делящие задний план на две доли, исходят от креста… Ленский – близ света, в ярких, буйных, живых тонах; Онегин – во мраке практики, бесчувственности, вечного сплина, неисцелимого. 
    Образ Онегина, судорожно отирающего лицо снегом, в луче света, но среди тьмы – таков. 
    А что же Ленский?… Погиб. В пламенном свете любви и поэзии. И Зарецкий… Мы позволили себе привнести в произведение – в данный эпизод – тему поэта и толпы: Зарецкий – в прошлом дуэлянт, гений роковых «зрелищ»; и потому Зарецкий (секундант Ленского) виновен в смерти поэта… Онегин молчит. Перед зрителем – трое: мученик, палач и творец…


    Текст: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
    Разделы:
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6