• Анатолий Малеванный: «Одна мысль – бежать»

    11 апреля страна отмечает День освобождения узников фашистских концлагерей. Анатолий Трофимович Малеванный не понаслышке знаком с условиями, в которых содержались заключенные: в печально известный концлагерь «Маутхаузен» он попал в возрасте 15-ти лет.

    Шел июнь 1941 года. Анатолий с матерью и сестрой приехали в гости к дедушке на дачу под Киевом. Они навещали его каждое лето. Как-то с утра семейство Малеванных услышали крики и шум за окном – началась война.

    Вернуться в Ленинград не получилось. Регулярные немецкие войска быстро заняли деревню. Они мародерствовали, забирали еду, но это было ничто по сравнению с прибывшей чуть позже командой СС. Они начали собирать молодежь в здании сельсовета и отправлять на машинах в Германию.

    Забирали всех мужчин старше 15 лет. «Я был крепкий, здоровый парень, и немцы не поверили, что мне только 14,– рассказывает Анатолий Трофимович,– вот так началось мое печальное путешествие. Нас привезли на завод и распределили в цех больших штампов». Работа состояла в отжиге и последующей обработке металлических болванок. Температура возле печей была высокой, заготовки обрабатывали в чанах с кислотой: здесь всегда стояла удушающая вонь, и воздух был круглые сутки отравлен. «У меня и еще двух моих товарищей была только однамысль – бежать,– продолжает Анатолий Малеванный,– мы заметили, что у железнодорожного моста эшелоны всегда замедляют ход. Можно поймать момент и добраться до фронта. Дважды мы пытались бежать, и за второй побег нам вынесли жестокий приговор: расстрел». Но эсэсовцы дали залп в воздух – для устрашения оставшихся заключенных. Анатолия с товарищами ждал эшелон, следовавший в «Маутхаузен».

    «Вот тогда мы и узнали, что такоеконцлагерь. Прямо на станции, на небольшой площадке всех раздевали догола и досматривали имущество. У меня была фотография деда и матери с сестрой – но и ее забрали и порвали. Работа невыносимая: весь день мы дробили камни, а вечером нас заставляли носить их в лагерь по лестнице из 185 ступеней. Ее называли «лестницей смерти» – если упал или споткнулся – сразу расстрел»,– вспоминает бывший малолетний узник.

    В лагерном крематории было 10 печей, они горели день и ночь. Умирали сотнями: кто от слабости и побоев, кто просто сходил с ума от отчаяния. Многих уничтожали в газовых камерах – небольших комнатах с душевыми. Рядом стоял вентиляционный шкаф, внутри коробки с отравляющим газом. Эсэсовцы загоняли в комнату 25–30 человек, закрывали вход, подавали воду и прокалывали коробки. Через три минуты люди в камере умирали.

    Лагерь освободили американские союзные войска 5 мая 1945 года. «Я даже не помню, как оказался за оградой,– вспоминает Анатолий Тимофеевич,– ходить я уже не мог, ползал. Американцы нас буквально с земли подбирали».


1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4