• Каждая восьмая женщина в мире заболевает раком молочной железы. В России врачи ежегодно ставят такой диагноз более 70 тысячам пациенток. Заболевание занимает одно из первых мест среди причин женской смертности.

    О методах лечения и диагностики этой опасной патологии рассказала доктор медицинских наук, профессор кафедры онкологии, детской онкологии и лучевой терапии СПбГПМУ, онколог, пластический хирург Елена Бит-Сава. Её практическая деятельность связана с пластической, реконструктивно-восстановительной хирургией и системной противоопухолевой терапией рака молочной железы. 

    – Я призываю всех женщин обязательно  соблюдать рекомендации по ранней диагностике опухолей молочной железы. Ведь скрининг – это возможность выявить опухоль на ранней стадии, когда можно ограничиться локальным лечением,  не применять системную цитотоксическую химиотерапию.

     – Как и когда нужно обследоваться?

    – Традиционно мы рекомендуем маммографию выполнять с 40 лет раз в 2 года, ультразвуковую диагностику - ежегодно с 35 лет. По современным рекомендациям, ориентированным на зарубежные страны: цифровая маммография в двух проекциях с 38 до 49 лет раз в три года, с 50 до 69 лет  - раз в два года. Если у женщины выявлена генетическая предрасположенность к раку молочной железы и яичников, то диагностика должна быть более ранней. 

    – Если в семье были случаи рака молочной железы, нужно ли сделать генетическое исследование?

    – Если в семье женщины были случаи рака молочной железы, рака яичников, особенно у родственниц младше 40 -50 лет, или несколько случаев злокачественных опухолей у кровных родственников, следует выполнить молекулярно-генетический анализ (ПЦР, полногеномное секвенирование) наиболее распространенных мутаций в генах BRCA1, BRCA2. Реже встречаются мутации в генах CHEK2, p53, RAD50, PTEN, BLM, которые также увеличивают риск заболеть злокачественной опухолью на протяжении жизни. 

    Носителям такой мутации нужно более внимательно подходить к ранней диагностике. Магнитно-резонансную томографию с контрастированием рекомендуется делать раньше – с 25 лет 1 раз в 2 года. У большинства женщин не будет информативно маммографическое исследование, потому что опухоли начинают проявляться в молодом возрасте, когда ткань железы плотная и патология хуже рентгенологически визуализируется  .

    Случай Анжелины Джоли привел к избыточной профилактической хирургии. Тем не менее, любая женщина с генетическими мутациями находится в зоне риска, и предложить превентивные меры, пусть столь радикальные, мы можем. Однако без оснований удалять здоровую молочную железу нельзя. В тоже время, в рамках научных клинических протоколов это возможно в некоторых ведущих онкологических центрах. В том случае когда у женщины уже выявлен рак, ассоциированный с мутацией гена BRCA1, вторая молочная железа может быть удалена с профилактической целью.

    – Повышает ли гормональная терапия риск развития рака молочной железы?

    – Если принять во внимание, что треть всех опухолей молочной железы – гормонозависимые, то очевидно, что высокие дозы гормональных препаратов повышают риск рака молочной железы. 

    Мы не можем чётко сказать, какой уровень эстрогена и прогестерона вырабатывается в организме. Даже после наступления менопаузы эстрогены синтезируются, например, в жировой ткани, поэтому метаболические нарушения и излишний вес являются значимыми факторами риска рака молочной железы. 

    Нужно сказать, что отследить зависимость назначения заместительной гормональной терапии (ЗГТ) и наступление рака очень сложно, так как появляется еще масса дополнительных воздействующих факторов. Большинство женщин, которые принимают ЗГТ, характеризуются более высоким социальным статусом: они активны, много работают. Со мной можно не согласиться, но я убеждена, что существует связь между постоянным стрессом (изменением уровня адреналина, норадреналина, кортизола), которые испытывают женщины и частотой развития злокачественного процесса.

    – Что вы рекомендуете женщинами, чтобы избежать рака груди?

    – Исключаем все факторы риска. Это отсутствие беременности, аборты, единственные роды, поздняя первая беременность, ранний прием заместительной гормональной терапии или оральных контрацептивов. Важно отдавать себе отчёт, что поздние роды или отказ от кормления грудью тоже могу спровоцировать онкологическое заболевание. Необходимо держать вес в норме, соблюдать режим труда и отдыха. Следует исключить курение, алкоголь, как и ультрафиолетовое излучение. Нужно тщательно следить за уровнем гормонов щитовидной железы, метаболическими нарушениями, уровнем сахара в крови. Согласно литературным данным, стресс не считается фактором риска, но мы, практикующие онкологи, всё-таки отмечаем рост заболеваемости в данной группе. 

    – Как сейчас лечат рак груди?

    – Рак груди – это не приговор. Заболевание лечится, и часто локальными методами – даже без химиотерапии. Всё зависит от того, какой рак перед нами. Сейчас мы выделяем агрессивные и неагрессивные опухоли. Варианты лечения зависят от биологических характеристик  злокачественного образования. Чем раньше началась правильная терапия – тем лучше. Нельзя откладывать лечение, обращаться к альтернативным нетрадиционным методам лечения. Сейчас усилия врачей направлены не только на увеличение продолжительности жизни, но и на улучшение её качества. Молочная железа – символ красоты и женственности, ее отсутствие или дефект отождествляется с тяжелой психологической травмой. Поэтому современный тренд в хирургии направлен на сокращение объема операции: секторальная резекция (лампэктомия), биопсия сигнального лимфоузла, позволяющая избежать аксиллярной лимфодиссекции (оперативного удаления лимфатических узлов). 

    Даже наличие местно-распространенных форм РМЖ после неоадьювантной системной противоопухолевой терапии, одной из задач которой является уменьшение размеров опухоли в молочной железе и в лимфатических узлах, не является показанием к калечащей операции. При полном патоморфологическом регрессе («исчезновении опухоли») частота которого достигает 60 %, в зависимости от биотипа рака, объем хирургического дефекта возможно и не потребует замещения дефекта с применением методов онкопластики, ни говоря уже о проведении нами сложной высокотехнологичной реконструктивно-пластической операции. Лучевая терапия теперь тоже иная. На современных лучевых установках проводится прицельная  терапия с минимальным процентом лучевых дерматитов.

    —Как вы думаете, победят ли рак?

    — Мне кажется, что решение проблемы лежит на поверхности. Все как обычно банально просто и сложно одновременно. Рак – это следствие различных генетических нарушений,  поэтому фенотипы и портреты его различны. Кроме того, в каждом конкретном случае необходимо исключать факторы риска и запускать систему защиты, которая ликвидирует поломку того или иного гена. Вопрос в том где происходит первая поломка, как ее предвидеть или устранить до инвазии опухоли? Ученые всего мира трудятся над решением этой проблемы. По этой причине пока мы ни можем несколькими схемами и вариантами терапии излечить все его гетерогенные формы. Тем не менее, именно диагностика ранних форм и  успехи системной противоопухолевой терапии, в которой важен персонализированный подход, являются основополагающими в лечении рака молочной железы.


    Текст: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
    Разделы:
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2