• 26 апреля исполнится 36 лет со дня трагедии на Чернобыльской АЭС. Жители нашего района – военный и ученый – рассказали, как шла ликвидация последствий радиационной катастрофы.

    ЕВГЕНИЙ ФРОЛОВ, военнослужащий

    – Евгений Иванович, какой была ваша жизнь до 1986 года?

    – Я был курсантом Вольского военного училища. В 1972 году попал в 11-ю армию в Калининграде и прослужил в Прибалтийском военном округе до 1982 года. Из штаба округа в мае 1986 года в составе 21-го полка химической защиты я и попал в Чернобыль.

    – В чем заключалась ваша задача?

    – Мы убирали металлические конструкции, радиоактивный графит и бетон вблизи четвертого энергоблока. Уровень радиации возле станции превышал 2000–2500 р/с, поэтому наш рабочий день возле станции длился 50 секунд! Позже нам поручили очистку крыши третьего блока – там на выполнение работы отводилось еще меньше времени. За 20 секунд нужно было найти радиоактивный камень – графит, сбросить его в реактор четвертого энергоблока и убежать.

    – Вам было страшно?

    – Страшно было, когда получил приказ об отправке. Мы, военные, проходили специальный предмет: «Защита от оружия массового поражения». И понимали всю опасность ситуации. Ехали в Чернобыль как на войну. Апрельские ликвидаторы рассказывали, что видели светящийся столб над четвертым энергоблоком. При нас такого высокого уровня радиации уже не было.

    – Как вы защищали себя от радиации?

    – Каждый день мы уезжали на станцию в новой чистой спецодежде, которую нам шили. Во время работы надевали противогазы или респираторы, свинцовые фартуки, перчатки, лепестки, которые прикрывали низ живота, наколенники и галоши. Ели йодистый калий – других радиопротекторов и не было. Но, к сожалению, лишнюю дозу радиации ликвидаторы все равно получали: кто-то по 60–80 рентген. Люди выдерживали эту нагрузку, хотя и сильно страдали. Уже после первого дня функции щитовидной железы нарушались, сильно болело горло – некоторые даже не могли говорить.

    – А за соблюдением правил безопасности строго следили?

    – Однажды произошла такая история. Когда мы получили новую технику, один командир военроты не захотел бросать старую в могильник и своим ходом поехал на этой самой технике в Ленинградский военный округ. Специалисты там ее проверили: загрязненность была страшная. Развернули командира, и он поехал 1800 километров обратно. Он-то думал, что никто не проверит, но контроль был жесткий.

    – Пребывание в опасной зоне сильно сказалось на вашем здоровье?

    – Я приводил себя в порядок в течение шести лет. То колени выйдут из строя, то щитовидная железа, то сердце, то печень. Ездил в санатории, лежал в госпиталях. У меня была полная смена крови целых четыре раза.

    – А что вы делали после Чернобыля?

    – Я уехал служить в Германию. Когда оттуда вывели наши войска, уволился. С 1994 года работал в Комитете по вопросам законности, правопорядка и безопасности Санкт-Петербурга.



    Текст: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Выборгского района Санкт-Петербурга
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4